Мастер, подмастерье, ученик

Цехи

Патриции против сеньоров, цехи против патрициев, плебеи против цехов

Городские купцы и ремесленники часто объединялись в товарищества: купцы — в гильдии, а ремесленники — в цехи. Гильдии и цехи прежде всего должны были защищать интересы своих членов. Так, скажем, ремесленник, даже самый умелый, но явившийся из другого города, не имел права заниматься своим ремеслом, если он не член местного цеха. Нельзя было допустить, чтобы какой-то чужак вступал в соперничество с местными мастерами и отбирал у них заказчиков.

Члены цеха помогали друг другу освоить новые приемы в своем ремесле. Но при этом они тщательно скрывали секреты профессии от всех посторонних. Цеховое начальство особенно заботилось о том, чтобы все члены цеха были в равных условиях, чтобы одни не богатели за счет других, чтобы никто не переманивал у соседа покупателей и заказчиков. Поэтому вводились строгие правила: сколько часов в день можно работать, сколько станков использовать, сколько помощников нанимать. Нарушившему эти установления грозило исключение из цеха. То же могло случиться и с ремесленником, изделия которого не соответствовали принятым в цехе нормам. Специальные люди придирчиво следили за качеством сукна и булок, доспехов и кружев...

Не менее строго контролировалось и качество товаров, привезенных в город на продажу. Когда некий Джон Рассел из Лондона попробовал продать 37 голубей («тухлых, гнилых, воняющих и омерзительных для любого человека»), суд из семи уважаемых горожан приговорил Джона к страшному наказанию. Его привязали к позорному столбу на всеобщее обозрение и сожгли у него прямо перед носом его протухший товар.

Цехи занимались не только производством. Члены цеха вместе строили церковь в честь святого — покровителя их ремесла. Цехи поддерживали вдов и сирот безвременно скончавшихся собратьев по профессии, помогали «своим» инвалидам. Пышные торжества и просто пирушки проводились по случаю приема в цех нового члена, по выходным дням, в дни общих церковных и цеховых праздников.

Цехи несли обязанности и перед городом. Они, например, должны были выставлять определенное число воинов для обороны города, сторожили какие-нибудь ворота или башни, порученные данному цеху.

Члены цеха шли в бой единым отрядом под собственным цеховым знаменем. В некоторых городах (например, в Париже XIII в.) число цехов насчитывало несколько сотен, а в других оно не превышало и десятка. Известны и города, где цехов не было вообще.

Членами цеха были мастера. Они выбирали главу цеха или совет цеха. Мастерам помогали подмастерья. Членами цехов они не считались, а значит и не пользовались многими преимуществами мастеров, не имели права открывать собственное дело, даже если в совершенстве владели своим ремеслом. Чтобы стать мастером, нужно было пройти серьезное испытание. Главным мастерам цеха кандидат представлял такое изделие, которое безусловно свидетельствовало о том, что он полностью овладел всгми хитростями своего ремесла. Это образцовое изделие называлось во Франции шедевром. Помимо изготовления шедевра подмастерье, желающий стать мастером, должен был изрядно потратиться на угощение членов цеха. Из десятилетия в десятилетие стать мастером становилось все труднее для всех, кроме сыновей самих мастеров. Остальные превращались в «вечных подмастерьев» и не могли даже надеяться когда-нибудь вступить в цех. Недовольные подмастерья порой устраивали заговоры против мастеров и даже поднимали мятежи.


Еще ниже, чем подмастерья, стояли ученики. Как правило, их еще в детстве отдавали на выучку к какому-нибудь мастеру и платили ему за обучение. Мастер же нередко на первых порах использовал учеников в качестве прислуги по хозяйству, да и позже без большой спешки делился с ними секретами своего труда. Подросший ученик, если учеба пошла ему впрок, мог стать подмастерьем.

В европейских городах были и такие цехи, в которых работали только женщины. Конечно, они были не оружейниками и даже не ювелирами, а делали, скажем, шелковые ткани, кружева, тонкое полотно...

Цехи в немалой степени напоминают деревенскую общину: это тоже объединение мелких собственников для защиты своих интересов и регулирования всей внутренней жизни — от производства до совместного времяпрепровождения. Это не случайное совпадение, а яркое свидетельство того, что люди, собравшись в такие товарищества, чувствовали себя надежнее и увереннее. Объединения вроде деревенской общины или ремесленного цеха своими жесткими распорядками серьезно ограничивали личную свободу их членов, но зато предоставляли им защиту. А для людей той поры защита сильной организации была гораздо важнее, чем личная свобода.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 4 =